Burdened with Evil, Galakrond, EU

Дневник Гневиона и его планы победы над Н’Зотом


Гневион, загадочный чёрный дракон, стоящий за побегом Гарроша Адского Крика и косвенная «причина» событий Warlords of Draenor, скрывался в тенях во время Battle for Azeroth, используя своих агентов для слежки за нами. В обновлении 8.2.5 в катакомбах Каражана были найдены разбросанные страницы журнала, которые проливают свет на его таинственное отсутствие в последние несколько лет, новообретенную моральную зрелость и текущие планы. Поможет ли Гневион нам в настоящей битве за Азерот – сражении с Н’Зотом, или его планы лишь подтверждают то, что он станет очередной угрозой для нас? Осторожно: спойлеры!:cut:

Где Гневион?

В Battle for Azeroth Гневион послал своих Сумеречных агентов следить за нами, создав базу для них в недрах Черной Горы. Но сам дракон отсутствовал со времен событий Warlords of Draenor, лишь ненадолго появившись в Святилище Черных Драконов в сценарии Смерти Хроми в конце Legion.

Благодаря его новому дневнику мы смогли узнать немного больше о его путешествиях, и похоже на то, что он посетил немалую часть Азерота:

  • Забытый город, Калимдор: Гневион посетил библиотеку Шен’дралар, возможно единственное место, где остались пережившие Раскол высокорожденные Азшары, изолированные от общества ночных эльфов и пытавшиеся укротить мощь демонов для преодоления своей жажды магии. Дракон исследовал руины библиотеки, почти полностью уничтоженной Ордой в классическом WoW, пытаясь понять, как эльфы укрощали силу Бездны, и понял, что использование ее в войне с ней же может быть многообещающим. Похоже, это работа для эльфов Бездны!
  • Хранители истории и Шадо-Пан, Пандария: Хоть Гневион играл значительную роль в событиях Mists of Pandaria, он так и не познакомился с Хранителями истории до настоящего времени. Здесь Хранитель истории Чо рассказал дракону об истории Пандарии, Черной Империи Древних Богов и о влиянии, что оказала на мир сущность И’Шараджа. Удивительно, что Гневион также начал уважать Шадо-Пан, чувствуя схожесть между своей и их миссиями – стоять во тьме, защищая мир, чтобы остальные могли остаться в свете.
  • Хранилище Аркавона, Нордскол: Гневион надеялся узнать больше о секретах титанов, но из-за нашей маниакальной страсти к мешкам с добычей в Wrath of the Lich King он не смог далеко продвинутся, так как местные стали враждебны к пришельцам.
  • Каражан, Восточные Королевства: В конце концов Гневион оказался в Каражане, используя его великую библиотеку, чтобы создать зелье, очищающее от порчи Древних Богов. Он также виделся с духом Медива, узнав больше о его борьбе с Саргерасом, что вызвало в Гневионе сильнейшее чувство ответственности и обозначило новую цель.

Путешествия Гневиона воодушевляют: он прошел по четырем континентам так, что никто не заметил. Места, которые он посетил, также тематически связаны с сюжетом Battle for Azeroth. Пока мы посещали Каражан в Legion, Забытый горд, Хранители истории и Хранилище Аркавона остались незамеченными, так что будет интересно узнать, какие еще старые локации окажутся важны для дальнейшего сюжета.

Эмоциональная зрелость и ошибки прошлого

Кроме описания мест, которые Гневион посетил за последние годы, удивительно много в дневнике отведено его эмоциональной зрелости.

Когда мы впервые встретили его в Cataclysm, мы пытались помочь ему избавить Азерот от оставшихся черных драконов. Он выражал некоторое сожаление о уничтожении собственного рода и отвращение к их порчев цепочке заданий для разбойников на получение легендарных Клыков Отца.

Но в своем дневнике он сочувствует Нелтариону, мечтая, что он мог бы выстоять перед безумием, вместо его принятия и осквернения черной стаи. В заключении основной цепочки заданий обновления 8.2.5 Смоляного Рога, одного из немногих дружественных нам черных драконов, исцелило именно зелье очищения Гневиона. Если бы Гневион следовал тем же идеям, что и в Cataclysm, он бы скорее постарался убить его, а не создал бы зелье и не оставил его с запиской, называющей того «братом»

«Он вспоминал о муках, которые испытывал, когда Саргерас подчинил его своей воле. Слушая о том, как темный титан истязал его душу, я не мог не представить Нелтариона, погружающегося в бездну безумия.«

Гневион также пересматривает свое мнение по поводу войны, рассуждая, стоит ли результат средств. В Mists of Pandaria он стравливал Орду и Альянс, призывая одну фракцию истребить другую, чтобы выжившие стали еще сильнее и смогли выстоять против куда более страшной угрозы. Когда Вариан объявил о перемирии с Ордой после Осады Оргриммара, Гневион впал в ярость («Решение Черного принца«) и исчез.

«Но такова природа войны, не правда ли? Ее зачинщики редко достигают своих целей, зато масштаб разрушения всякий раз поражает, особенно если это конфликт между Ордой и Альянсом. Может ли хоть кто-нибудь с уверенностью сказать, что победа стоит той цены, которую приходится за нее платить? Вероятно, иногда стоит. Но однозначно судить об этом мне уже не так просто, как раньше.«

Находясь в Пандарии, Гневион был обескуражен и запутан культурой пандаренов. Например, в задании «Мне нужен герой» Гневион задается вопросом, почему Андуин играет в игру, где для победы нужны обе стороны. Позднее в своем дневнике он выскажет уважение к пандаренам – уважение, которому он сам очень удивлен. Также он говорит о балансе между Светом и Тьмой, на который нам все чаще указывали в обновлении «Тени Аргуса» и Battle for Azeroth с добавлением озаренных дренеев и эльфов Бездны в Альянс, борьбой Аллерии с Бездной и тиранией Света с Ирель в сценарии орков-маг’харов.

«Должен признаться, что неожиданно для себя я чувствую схожесть с монахами Шадо-Пан. У пандаренов нет постоянной армии, поэтому Шадо-Пан – их единственная защита как от богомолов, так и от ша. И хотя монахи обучены скрывать свои эмоции, я ощущаю в них такое знакомое мне чувство одиночества. Противостоять тьме, чтобы другие могли наслаждаться светом – непростая задача.«

Гневион заканчивает дневник признанием своих ошибок в редкий момент уязвимости. Таинственный и харизматичный, он часто вынашивает смелые планы с драматичными последствиями, которые его не заботят. Эта новообретенная зрелость показывает новую грань характера драконьего принца, и она может смягчить его будущие планы.

«Новое наследие. Видимо, это и есть то, к чему я стремлюсь. Я хочу расплатиться за ошибки, которые совершил мой отец… и я сам… оставить наследие, которое бы соответствовало предназначению черных драконов – защищать Азерот. Я хочу положить конец злодеяниям Древних Богов. Герой, надеюсь, эти записи будут тебе полезны. Иначе зачем мои агенты тратили свое время на то, чтобы доставить их. Не сомневайся, когда настанет час, я помогу тебе в последнем бою против Н’Зота. В истинной битве за Азерот.«

Дневник Гневиона кончается на воодушевляющей, даже героической ноте, желанной после всего смятения, оставленного его действиями в Battle for Azeroth. Он предстает перед нами как сильный и важный персонаж, который сожалеет о своих прошлых деяниях, высказывает свое отвращение к постоянной войне и хочет победить Древних Богов… но правда ли это? Нам не хватало харизматичного предводителя, который был бы выше конфликта фракций, но вполне возможно, что Гневион просто говорит нам то, что мы хотим услышать… как он уже делал.

«Он произнес слова, о которых я раздумываю до сих пор: ‘Я не могу изменить действия, которые совершил в прошлом, но могу оставить после себя новое наследие’.«

Можно ли доверять Гневиону?

Хотя Гневион и внушает доверие в своем дневнике, это, возможно, слишком хорошо, чтобы быть правдой. У него нет объемного списка свершений, которые в прошлом помогли всему Азероту.

К примеру, Гневион начал кампанию по уничтожению всех оставшихся черных драконов, поощрял уничтожение одной фракции другой, съел сердце Лей-Шеня и освободил Гарроша из тюрьмы, чтобы начать события Warlords of Draenor, утверждая, что это поможет в борьбе с Легионом.

Уже недоступная легендарная цепочка из Mists of Pandaria позволила игрокам подробнее изучить личность Гневиона, так как многие ее задания завершались диалогами между Черным Принцем и его «белой пешкой» Андуином Ринном. Некоторые из них были юмористическими, несерьезными, но другие кажутся мрачными, если смотреть на них в контексте Battle for Azeroth.

В задании «Сердце Властелина Грома» Гневион ест сердце Лэй Шеня без какого-либо сожаления, намереваясь лишь обрести для себя магию титанов и божественные силы, что очень похоже на действия Сильваны, когда она только увидела азерит. Несмотря на его слова о свободной воле и презрение к порче Древних Богов, которая свела его стаю с ума, когда он поедает сердце, то временно становится одержим и не может вспомнить ничего из произошедшего.

Гневион: Ах… сердце Короля. Мощь Богов.
Андуин: Что ты делаешь? Ты ведь не собираешься это есть…
Гневион: Оно полнится магией титанов, силой мироздания…
Гневион: О, я вижу их – миллионы миллионов миров, сверкающие в своем совершенстве, но один из них выше остальных… ох…

Гневион: МЫ ПРОВАЛИЛИСЬ. МЫ ДОЛЖНЫ ВОССТАНОВИТЬ ПОСЛЕДНЕГО ТИТАНА. НЕ ЗАБЫВАЙ.

Андуин: Что ты пытаешься вспомнить?
Гневион: Ушло. Я ничего не помню. Ох! Ничего. Ирония!
Андуин: О чем ты говоришь? Я не верю тебе.
Гневион: Ты достаточно мудр для этого.

Даже если Гневион по-настоящему сожалеет о своих необдуманных поступках в прошлом, он все еще может оставаться под влиянием этой магии титанов. Гневион утверждает, что он свободен от порчи, захватившей остальных членов черной стаи, но раз за разом мы видим героев, которые в попытках избежать своего прошлого превращаются в то, что сами презирали: хорошим примером служат «Лики Войны», проводящие параллели между Артасом, пытающим предводителя следопытов Сильвану, и вождем Сильваной, пытающей Деларин.

Частью цепочки Короля Грома было задание «Корона Небес«, когда Гневион наградил нас уникальным камнем, который мы поместили в шлем.

Гневион: Это будет работать как третий глаз – я смогу следить за твоим прогрессом, как только мы начнем следующую стадию нашего путешествия.

Гневион: Они создали империю, когда могли создать новый мир.
Гневион: Мы сделаем лучше, герой. Вот! Корона Небес! Мой дар тебе.
Гневион: Ты – уголь. Ты – искра. Ты – тот огонь, что распространится по всему миру. Ты пробудишь истинный потенциал Азерот!

В этом диалоге мы видим параллели как к дару Н’Зота, третьему глазу, что «сидит» на нашей голове и наблюдает за нашими успехами, так и к Сердцу Азерот, созданному, чтобы хранить и использовать великую силу. Его слова об огне напоминают описание Раскаленного тигеля, награды, полученной нами за усиление Сердца Азерот и помощь драконьим Стаям: «Бушующий огонь – это сила, несущая разрушение и новую жизнь.«

Гневион выглядит уверенным в собственном плане не обращать внимание на фракции и нацелиться на встречу с Н’Зотом, но он был столь же уверен в своих планах по уничтожению одной фракцией другую в Пандарии. Есть также тревожный вопрос его верности, ведь он начал с поддержки Орды, а потом в мгновение ока повернулся к Альянсу. Может ли Гневион подобным образом изменить свое мнение по поводу войны с Н’Зотом?

Гневион: Что? Да, я возвращаюсь к Альянсу.
Гневион: Я думал, что победа Адского Крика была очевидна, но затем он повернул против себя половину Орды. Так что я сменил свою сторону.
Гневион: Ох, не смотри на меня удивленными глазами! Я черный дракон. Моя верность принадлежит мне самому.
Гневион: Но этот идиот, ИДИОТ Ринн! Действительно, «Верховный Король»!
Гневион: Почему он позволил им выбрать нового вождя? Он мог бы объединить мир под знаменем Альянса. Каким идиотом я был, когда доверился его амбициям!
Гневион: Мне стоило самому захватить трон. Как тетушке Ониксии. ДОБИТЬСЯ ЦЕЛИ.

В 2012 году экс-дизайнер заданий Дэйв Косак сказал WoW Insider следующее:

«Его значимость для вселенной действительно может быть даже выше значимости Альянса и Орды, и он действительно старается быть хорошим парнем, но у него нет тех моральных принципов, что обычно есть у хороших парней. Он ставит Азерот выше всех интересов, не только своих, но и наших. Мы бы, скорее всего, не смогли спланировать все так, как он. Такой образ «серого» персонажа, не героя и не злодея, нам очень нравится, а еще его интересно изучать.«

После этого интервью Гневион неоднократно демонстрировал свою страсть к нестандартным планам.

Кузня Созидания

Так каковы же планы Гневиона на битву с Н’Зотом? Как и многие другие его планы, они необычайно просты в деталях.

В своих странствиях он разыскал другие группы исследователей, интересующихся Черной Империей. От Шен’Дралар он надеялся получить способ управлять Бездной и с ее помощью сражаться с Древними Богами. У Шадо-Пан он научился противостоять шепоту Древних Богов. Со мудростью, добытой из библиотек Каражана, он смог объединить эти знания и в итоге создал зелье, очищающее от порчи Древних Богов.

Но есть одна деталь, которая потенциально может быть угрожающей – Кузня Созидания, изначально сотворенная Аркедасом и Мимироном, чтобы (в том числе) уничтожить всю жизнь на Азероте и очистить его от порчи. Вспоминая слова Гневиона о новых мирах в Mists of Pandaria, не мог ли он захотеть нажать кнопку перезапуска и уничтожить жизнь на планете, чтобы спасти ее? Это было бы в духе Саргераса. Да и Магни с МАТРИАРХ сами признают, что Азерот умирает, а Скверна есть везде, куда только ни глянь.

Кузня Созидания также приплетает сюда Лэй Шеня, императора могу, чье сердце Гневион поглотил ради получения силы. Лэй Шень хотел захватить контроль над кузней, и только защитники Тол’вир смогли помешать ему, активировав ее и уничтожив всю жизнь в Ульдуме.

Желание Гневиона использовать кузню может быть вызвано сердцем Властелина Грома… или это может быть еще один из его благонамеренных планов. В настоящее время он не знает точно, как пользоваться кузней, а ее неразумное использование может представлять угрозу для всей жизни на Азероте. Также мы не должны забывать задание из островных экспедиций «Блестящий скарабей«, которое открыло нам, что Амахет создал новых хранителей и, возможно, новую кузню, что может усложнить планы Гневиона.

«Несколько загадок интригуют меня куда больше, чем потерянные технологии и знания титанов. Возможно, ранее я слишком упорно охотился за их секретами, но работу все равно стоит продолжить. Я точно знаю, что Кузня Созидания – ключ к окончательной победе над Древними Богами, хоть я и не смог понять, как именно ее следует использовать.«

Возвращение в Каражан

Гневион вернулся в Каражан и обрел не только знания, но и вдохновение и даже новую цель после встречи с духом Медива. Теперь он стремится создать новое наследие для черной стаи, возвратив их к изначальной роли – роли хранителей земли, защитников Азерота. Тем не менее, дополнение Battle for Azeroth уже не раз поднимало тему благих намерений, кончающихся плачевными результатами, и задушевный разговор с Медивом может на самом деле лишь скрывать зловещие планы.

В конце «Возвращения в Каражан» Медив нарек Кадгара, своего ученика, новым Хранителем Азерота, воодушевив его своими словами, но отказался участвовать в войне с Легионом:

Кадгар: Мы изгнали демонов из Каражана! Спасибо вам, герои. Медив, ты будешь ценным союзником в нашей войне с Легионом.
Медив: Мой путь ведет… в другом направлении. Кроме того, Азерот обрела нового Защитника в тебе, юноша Верный.
Кадгар: Я уже ясно выразился… Я не хочу такой силы!
Медив: У тебя уже есть вся сила, которая только может потребоваться, Кадгар. Это твое сердце и твоя храбрость делают тебя Хранителем этого мира. И куда лучшим, чем был я.
Кадгар: Я… Я не знаю, что сказать, Медив.
Медив: Довольно сантиментов! Выслушай эти слова, перед тем, как я уйду.
Медив: Бывает проще захлопнуть дверь, чем пройти через нее. Но иногда нужно шагнуть в неизвестность, чтобы разорвать узы судьбы.
Медив: Нам всем предстоит еще многое сделать. Прощай.
Кадгар: Узы судьбы… Мне нужно обдумать эти слова. До свидания, герои.

Шепот Ил’гинота вновь стал актуален в обновлении 8.2 (мы говорили об этом в обсуждении битвы с Азшарой), а значение другого шепота – «Повелитель воронов повернет ключ» – может быть куда шире, поскольку, судя по всему, относится и к Кадгару, и к Медиву, ведь оба тесно связаны с воронами. Если рассматривать его вместе с еще одной фразой «Пять ключей откроют нам путь. Пять факелов осветят его», как мы и делали ранее, то можно предположить, что он относится к Столпам Созидания, которые Кадгар помог собрать во время Legion. Получив их, чтобы запечатать Гробницу Саргераса (что мы считали тогда великой победой), мы запустили череду событий, которая привела к тому, что Саргерас нанес удар по Азероту, подвергая мир возможно даже большей опасности, чем раньше. Но могли ли те слова относится к Медиву, улетевшему, чтобы пойти невольным (надеемся) путем служения Древним Богам.

В то время как Медив доверил Кадгару спасение Азерота, Легион потерпел неудачу, обе фракции остались в состоянии вражды, а Азерот была ужасно ранена. Кадгар вернулся в Каражан в задании «Слово Вестнику«, чтобы поговорить с Медивом и найти способ остановить утечки азерита, и вместе они разработали план по использованию наших артефактов для очищения Раны Мира – план, лишивший наше оружие силы.

Кадгар: Но я не подниму руку против героев на другой стороне. Не после того, через что мы прошли.
Кадгар: Вместо этого я отправлюсь в Каражан и посоветуюсь с моим старым наставником, Медивом. Возможно, где-то в его древних текстах найдется информация, способная помочь нам исцелить мир
.

Но был ли совет, данный Медивом Кадгару, верным? «Последний Хранитель» однажды уже ошибался. Достаточно ли знаний Каражана для сражения с Древними Богами? И чем конкретно занимался Кадгар, если они с Гневионом находились в Каражане одновременно?

С выходом Warcraft III: Reforged мы получим хорошую возможность вспомнить то, что ранее сделал Медив для вселенной. Он был орудием, формирующим союз между Альянсом, Ордой и ночными эльфами, и привел их к Битве за гору Хиджал, где раскрыл себя Джайне, Тиранде и Траллу. Раз война фракций начинается вновь, Медив мог смотреть в будущее, дальше угрозы Пылающего Легиона, и попытаться вновь объединить их.

«Теперь, наконец, я вернулся, чтобы все исправить. Я… Медив, Последний Хранитель. И я говорю вам: единственный шанс для этого мира – объединить силы против врага всего живого!«

Вдохновил ли Медив Гневиона своими словами, основанными на многих годах печали и мудрости, в надежде, что черный дракон станет сражаться с Н’Зотом? Или его участие окажет то же влияние, что и раньше, и все окончится разочарованием и провалом?

Драконьи острова

Но нельзя говорить о Гневионе и не упомянуть Драконьи острова, скрытые земли, которые он ищет на протяжении всего Battle for Azeroth. Мы уже рассуждали о судьбе драконьих стай в Battle for Azeroth и о том, как острова могут быть представлены в игре:

«Могут ли Драконьи острова и их связь с Древними Богами стать ключом к внезапному возвращению некоторых стай? Пока изначальные стаи очень сильно ослабли, а некоторые даже лишились возможности продолжать род после событий в Душе Дракона, союзники Древних Богов только растут числом, о чем свидетельствует большое количество молодых драконов и сумеречных яиц в Грим Батоле. Древние Боги «приложили руку» к созданию черной и сумеречной стай, а также стаи Бесконечности, в то время как Нефариан создал хроматических драконов, так что с проявлением активности Н’Зота они могут найти способ помочь драконам, увеличив их численность или восстановив часть их силы. Красные, синие, зеленые и бронзовые драконы, напротив, продолжают страдать, а их популяции сокращаются.

Конечно, многое могло изменится за прошедшие годы, и для нынешних разработчиков Драконьи острова могут служить совершенно другим целям. Возможно, Гневион ищет их, потому что хочет возродить черную стаю после того, как чуть не уничтожил ее. Тем не менее, Гневион пока что был очень загадочным персонажем, так что то, что он, как говорят, ищет Драконьи острова, вовсе означает, что игроки увидят его или их.

Сила островов также может быть использована для восстановления ослабших аспектов и их стай. Это будет удобным способом продлить жизнь изначальных драконов и проложить путь для новых историй, ведь какое-то время драконы были важной частью сюжета Warcraft, но многие из них находятся на грани исчезновения. Джесси Кокс и WoWCrendor, заинтересованные в истории драконьих стай, провели интервью с Ионом Хаззикостасом в Legion и спросили его, продолжится ли их история. Ион начал ответ с рассказа о разработке новой истории Иллидана, персонажа, чей сюжет был завершен в The Burning Crusade, но получил новую жизнь в Legion после некоторых перекроек сюжета. Позднее он сказал, что Душа Дракона не была завершающей главой истории драконов.»

Забавно, что Гневион уже интересовался Драконьими островами ранее, но в его дневнике нет ни одного упоминания о них. Пытается он сохранить их существование в секрете, или речь Медива так сильно повлияла на него, что теперь он в первую очередь заботится о победе над Н’Зотом, чем о возрождении драконов? Если Магни не может сам выследить Гневиона, то помощь ему может быть способом для игроков посетить острова в следующих обновлениях.

Магни Бронзобород: Я думаю, Гневион не хочет, чтобы его нашли. Но его знания могут понадобится нам в битве против Н’Зота.
Магни Бронзобород: Спасибо тебе, герой. Я продолжу свои поиски Черного Принца. Не так много мест, где можно спрятаться, особенно когда тебя ищет Вестник Азерот.

Хотя Гневион и оставил нам свой дневник для нас в обновлении 8.2.5, самого Черного Принца никто не видел в лицо со времен Mists of Pandaria, так что у него наверняка припасено еще немало загадок для нас. Его присутствие дразнило нас на протяжении всего Battle for Azeroth, поэтому интересно наконец узнать о его местонахождении и планах, а также о том, что они значат как для его врагов, так и для бывших друзей.

Перевод.
Оригинал: perculia
wowhead.com



Источник

Последние_новости
Большой вопрос. Заработок на вопросах и ответах.

Отягощенные Злом; Всего: 180981
Сегодня: 42
На сайте: 0

Разное